Chuvash Bilingual Corpus

Шырав

Шырав ĕçĕ:

туйӑмӑн (тĕпĕ: туйӑм) more information about the word form can be found here.
Пуринчен малтан туйӑмӑн хӑватлӑ органӗ — стереоскопиллӗ икӗ куҫ, таврари япаласем формисемпе мӗнле вырнаҫса тӑнине пӗлсе, асӑрхаса юлмалли орган аталанмалла.

Прежде всего должны быть развиты мощные органы чувств, и из них наиболее — зрение, зрение двуглазое, стереоскопическое, могущее охватывать пространство, точно фиксировать находящиеся в нем предметы, составлять точное представление об их форме и расположении.

Виҫҫӗмӗш сыпӑк // .

Вӑл ӑна пӗрремӗш хут итлет, вӑл ун сӑмахӗсен шухӑшӗнчен мар, ҫав сӑмахсене ҫуратакан туйӑмӑн вӑйӗнчен тӗлӗнет.

Впервые слышала она его речь и поразилась не столько смыслу слов его, сколько силе чувства, рождавшего слова.

Тӑххӑрмӗш сыпӑк // .

Унӑн ҫутӑ кунӗсем, чи малтан хускалнӑ туйӑмӑн хаваслӑхӗ ҫеҫ иккен.

Было светлое, был восторг впервые пробудившегося чувства.

Пиллӗкмӗш сыпӑк // .

Музыкине ҫыраканни, калӑпӑр Крейцер сонатинех ҫыраканни — Бетховен, хӑй мӗншӗн ҫавӑн пек шухӑш-кӑмӑла лекнине пӗлнӗ вӗт-ха, ҫав кӑмӑл-туйӑма пула вӑл мӗн те пулин тунӑ, ҫавӑнпа уншӑн ҫав кӑмӑл-туйӑмӑн пӗлтерӗшӗсем пулнӑ, маншӑн вара — нимӗн те ҫук.

Ведь тот, кто писал хоть бы Крейцерову сонату, — Бетховен, ведь он знал, почему он находился в таком состоянии, — это состояние привело его к известным поступкам, и потому для него это состояние имело смысл, для меня же никакого.

XXIII // .

Ку вӑл эпӗ ӗлӗк туйса ирттернӗ, идеаллӑ, таса юрату теекен юрату мар; хӑвӑн юратӑву ҫине киленсе пӑхса, хӑвӑн туйӑмӑн ҫӑлкуҫӗ хӑвӑнтах пулнине сиссе тӑрса, пурне те ху пуҫласа ху ҫуратакан туртӑм-туйӑм мар ку.

Это не идеальная, так называемая возвышенная любовь, которую я испытывал прежде; не то чувство влечения, в котором любуешься на свою любовь, чувствуешь в себе источник своего чувства и все делаешь сам.

XXXIII // .

«Туйӑмӑн вӑйӗ вӑл организмран мӗнле ҫӗкленсе тухнине кура пулать.

«Сила ощущения соразмерна тому, из какой глубины организма оно поднимается.

XV // .

Ҫаплах илемӗпе, ӑслӑлӑхӗпе, пуянлӑхӗпе тата хӗрӳ туйӑмӑн нумай енлӗ ӑсталӑхӗпе тӗнчери мӗнпур хӗрарӑмран иртсе кайнӑ Балкис-Македӑпа та, Сав майра-патшипе, вырӑн пайланӑ вӑл; Давид патша ватлӑхне ӑшӑтакан Ависага-сунамитянкӑпа та, — ҫак питӗ ҫепӗҫ, лӑпкӑ хитрешкепе, — уншӑнах-ҫке Соломон Иодай ывӑлӗ Ванея алли урлӑ хӑйӗн пиччӗшне, Адоние, вилӗм партарнӑ.

Также разделял он ложе с Балкис-Македа, царицей Савской, превзошедшей всех женщин в мире красотой, мудростью, богатством и разнообразием искусства в страсти; и с Ависагой-сунамитянкой, согревавшей старость царя Давида, с этой ласковой, тихой красавицей, из-за которой Соломон предал своего старшего брата Адонию смерти от руки Ваней, сына Иодаева.

II сыпӑк // .

Пӑлханнипе унӑн питҫӑмартисемпе хӑлхисем хӗрелчӗҫ; тепӗр чухне унӑн выляса тӑракан пит-куҫӗнче чӗре ҫиҫӗмӗсем ялтӑраса илчӗҫ, пиҫсе ҫитнӗ хӗрӳллӗ туйӑмӑн пайӑркисем ҫиҫрӗҫ, вӑл тахҫан иртнӗ пурнӑҫа чӗрипе туйса тӳссе ирттернӗ пек пулчӗ, унтан ҫав пайӑркасем сасартӑк сӳнчӗҫ, сасси каллех уҫӑмлӑн та ҫинҫен янӑрарӗ.

Щеки и уши рдели у нее от волнения; иногда на свежем лице ее вдруг сверкала игра сердечных молний, вспыхивал луч такой зрелой страсти, как будто она сердцем переживала далекую будущую пору жизни, и вдруг опять потухал этот мгновенный луч, опять голос звучал свежо и серебристо.

V сыпӑк // .

Хамӑрӑн кашни туйӑмӑн тӗшне виҫӗ хутлӑ хуппи витӗр куратпӑр.

Видим зерно каждого нашего чувства сквозь тройную оболочку.

Майӑн 13-мӗшӗ // .

Страницăсем:
  • 1

Menu

 

Statistics

...more detailed